KRZUIanova
Слово «магия» пришло в русский язык через латинский и греческий языки. Оно восходит к шумерскому или туранскому слову imga («мудрый»), обозначавшего прото-халдейских жрецов. Это одна из древнейших форм религиозности (наряду с анимизмом, тотемизмом, фетишизмом). Элементы магии содержатся в религиозных традициях большинства народов мира. Определение профессора Г. Е. Маркова: «Магия — символическое действие или бездействие, направленные на достижение определённой цели сверхъестественным путём» — под это определение попадают и первобытные верования, и современная западная магическая традиция. Религиозный философ Н. А. Бердяев так определял магию: «Магия есть действие над природой и власть над природой через познание тайн природы. И магия имеет глубокое родство с естествознанием и техникой. Магия и была панестествознанием и пантехникой, единым ключом ко всем природным тайнам. Естествознание и техника забыли своё магическое происхождение: они магического происхождения».

Обнаруженные в XIX - XX веках памятников верхнепалеолитического периода поздний каменный век - 40 - 10 тысяч лет тому назад, то они, и с этим согласны практически все ученые, свидетельствуют о наличии у первобытного человека уже развитых магических представлений и обрядов.

В 1879 году в Пиренейских горах Испания была открыта глубокая пещера, названная Альтамирой. На стенах и потолке этой пещеры рукой первобытного художника были изображены кабаны, зубры, олени и другие виды животных, на которых охотились люди того времени. В открытой вслед за Альтамирой уже во Франции пещере Мотеспан были обнаружены остатки трех скульптур, изображавших пещерных львов.

На шее и груди одного льва были отчетливо видны следы от дротиков и копий, которые бросали первобытные люди в эту скульптуру. Другие же две скульптуры были полностью разбиты в результате частого в них попадания. Наибольшей известностью среди подобных находок а на сегодняшний день их насчитывается более 100 пользуется открытая в 1940 году знаменитая пещера Ляско. Свою известность эта пещера получила из-за богатства и обилия найденных здесь рисунков первобытных людей.

Большая часть этих рисунков, а некоторые из них отличаются поистине громадными размерами, прекрасно сохранилась до наших дней. Во всех залах пещеры, в переходах между ними на стене и потолке первобытный художник изобразил в различных позах тех животных, которых он видел вокруг себя оленей, медведей, кабанов и т.д. Все рисунки разноцветные использовались три краски - черная, желтая, красная. На тела животных и рядом с ними были нанесены насечки, символизирующие полет дротика и ранение зверя.

Обычно магия понимается как колдовство — ряд приемов, направленных на то, чтобы повлиять на естественные явления или события сверхъестественным образом. Но, говоря о первобытности, мы должны учитывать, что люди того времени, в силу особенностей своего мышления, не отделяли «рациональное» от «иррационального», «естественное» от «сверхъестественного». Мир, в котором они жили (или живут), был единым, нераздельным. В нем одинаково воспринималось то, что для нас уже разделено.


Древний человек, еще не способный к систематическим рассуждениям, жил в безотчетном ощущении того, что он врос в природу. Без согласования своей жизни с природными ритмами он попросту не смог бы выжить. В природе прослеживаются истоки и мифов, и искусства, и обрядов, и ритуалов. Под понятием магии, или колдовства, принято подразумевать различные суеверные человеческие действия, которые имеют целью влиять сверхъестественным образом на тот или иной материальный предмет или явление. Магические (колдовские) действия могут быть бесконечно разнообразны. В истории религии магические обряды и представления играли и играют в высшей степени важную роль.
Магия одна из существенных, органических частей всякой религии, от самых ранних до самых поздних ее этапов.




Магия, как одна из форм первобытных верований появляется на заре существования человечества. Именно к этому времени относят исследователи появление первых магических ритуалов и использование магических оберегов, считавшихся подспорьем в охоте, — например, ожерелий из клыков и когтей диких животных. Сложная система магических обрядов, сложившаяся в древнейшую эпоху, ныне известна по археологическим раскопкам и из описаний жизни и быта народов, живущих в условиях первобытного строя. Восприятие её в отрыве от иных первобытных верований невозможно — все они были тесно связаны между собой.
Первобытная магия - это совокупность представлений о возможности воздействовать на мир. На наш рационалистический взгляд, магический путь воздействия представляется сверхъестественным. Для первобытного человека ничего особенного в таком воздействии не было. Ибо вера в него покоилась, во-первых, на представлении о единосущности человека с миром, обеспечивающим способность человека воздействовать на последнее. И, во-вторых, магия опирается на понимание мира, как имеющего объективные закономерности взаимодействий. Она и пыталась установить эти закономерности. Другое дело, что подчас они оказывались поверхностными. А, установив некоторые "закономерности", первобытные люди полагали себя вправе использовать их для необходимого им изменения окружающей действительности. В магии вообще первобытные люди декларировали свою веру в то, они могут достичь желаемой цели с помощью магического воздействия на мир. Фрезер писал, что на ранней стадии люди, не зная тех узких пределов, в которых они могут вмешиваться в природу, присваивали себе такие функции, которые мы сейчас считаем сверхъестественными. В ранних формах социума магия ещё не была отделена от прочих верований, так же как ещё не существует специальных «должностей» мага, шамана или жреца. Каждый член племени, в меру необходимости и своего понимания занимается собственной магической практикой: просит духов или животное-тотем о помощи на охоте, поклоняется предметам, приносящим удачу и т. п. Важнейшее значение имели групповые действия, необходимые всему племени, в первую очередь связанные с обрядами перехода (роды, инициация, свадьба, похороны) и охотой. Развитие культуры и выделение особой социокультурной роли служителей культа (шаманов, жрецов и колдунов) постепенно приводят к превращению магии из общедоступных практик в «элитарную дисциплину» — что, однако, не мешает сохранению огромного количества простых народных магических обрядов, доступных любому человеку. Но позднее появляются магические лидеры- могущественные шаманы, маги, колдуны, способных воздействовать на явления природы и людей при помощи необычных, сверхъестественных сил. Считалось, что такие люди непосредственно соприкасаются с миром духов и способны защитить от враждебных сил и исцелить от болезни, вызвать дождь и обеспечить удачную охоту. В ведении магов находились общение с духами-предками племени, совершение магических ритуалов и обрядов, изготовление разного рода лекарств, ядов, противоядий и других "волшебных" зелий, забота о благосостоянии рода и многое другое.


Магические обряды, которые проводили древние колдуны, часто представляли собой настоящее театральное действо. Они сопровождались пением заклинаний, танцами или игрой на костяных или деревянных музыкальных инструментах. Одним из элементов такого звукового сопровождения часто служило и красочное, производившее шум одеяние самого колдуна.


У многих народов маги, колдуны часто выступали в качестве общинных "лидеров", а то и признанных племенных вождей. С ними связывалось представления об особой, как правило, передававшейся по наследству, колдовской силе. Только обладатель такой силы и мог стать предводителем. Представления о волшебной силе вождей и их необыкновенной причастности миру духов всё ещё встречаются на островах Полинезии. Там верят в особую силу вождей, передающуюся по наследству — ману. Считалось, что с помощью этой силы вожди одерживают военные победы и напрямую взаимодействуют с миром духов — предков, своих покровителей. Для того чтобы не лишиться маны, вождь соблюдал строгую систему запретов, табу. В обязанности членов рода входила забота о том, чтобы их тотем размножался. У племени «Аранда» мужчины тотема личинки совершают обряд, имитирующий ее размножение: возводится длинное и узкое сооружение, напоминающее личинку. Внутри него мужчины, ползут на корточках и поют песню о разных стадиях проходимых насекомым, и когда выползают, продолжают петь. Считается, что это способствует размножению. Члены клана эму рисуют страуса эму на песке и поют о нем, а танцоры в головных уборах, похожих на голову эму, изображают, как страус стоит и вертит головой из стороны в сторону.


Как же обучали магическим действиям? «Бытовой», обыденной магии, видимо, так же, как и обычному поведению: подражанием. Некоторые приемы, доступные только для посвященных, передавались в процессе инициации. Чтобы стать «официальным» колдуном, знахарем, требовались особые условия: для этой роли подбирался особый человек, проходивший кроме наставничества у старого колдуна, особенно суровые испытания. Иногда эта «профессия» передавалась по наследству, от отца к сыну. Тайные, запретные знания, связанные с вредоносной магией, передавались тоже тайно, и никто не знает, Так далеко в глубь прошлого уходят современные «союзы» и «ордена» колдунов.




Магические приемы так бесконечно разнообразны, что очень трудно их упорядочить, классифицировать. Ученые их распределяют по целям (вредоносная, производственная, лечебная, любовная магия и прочее), по способам применения (путем прямого контакта, действие направлено на часть объекта: волосы, ногти, след и прочее, через воздействие на заместитель объекта, например, на его изображение и т. д.). Так же, магию можно различать по сферам применения: промысловая, военная, вредоносная, лечебная, любовная, воздействующая на атмосферные явления, и др. Во всех этих сферах магические действия покоятся на разных принципах, различаются по способу действия, что позволяет выделить разные виды магии.


Так, магия имитационная или гомеопатическая, покоится на принципе - подобное производит подобное или следствие похоже на причину, его породившую. А потому, чтобы добиться чего-либо, человеку следует сделать это "понарошку", и действие произойдет или не произойдет (если таков был замысел). Дж. Фрезер в цитированной выше книге дает много примеров такой магии. Довольно часто этот вид магии используется в промысловой, в особенности, в охотничьей деятельности. Например, племена Западной Британской Гвинеи в копье около древка сажают жука, который живет на кокосовой пальме. Считалось, что как жук вгрызается в дерево, так и копье вопьется в жертву. Потом охотники будут держать пулю во рту перед тем, как зарядить: как она побывала во рту, так же попадет в цель. Может в этом смысл того, что рыбак поплевывает на червяка, перед тем как забросить удочку в воду. Когда дичь не идет в силок, то охотник раздевается донага, потом идет лесом и как бы случайно оказывается в сетях - "О, да я, видно, попался!". Ну, теперь дичь уж точно забредет в этот силок. Иногда к имитационной магии прибегают, чтобы избежать несчастья - сымитировать его, и как бы уже пережить, чтобы настоящей беды не произошло. Например, на Мадагаскаре у каждого человека судьба зависит от момента его рождения. Если девушке на роду предписано потерять детей, то она проводит процедуру похорон с кузнечиком: ловит, умерщвляет, оплакивает, хоронит, и потом может жить спокойно, так как нельзя плакать и хоронить дважды. Довольно просто избавиться и от бедности с помощью магии. Надо всего лишь купить пару дешевых жемчужин, зарыть их в землю. Вскоре разбогатеешь, так как только очень богатые могут швыряться жемчугом.


Второй вид магии - магия контактная или контагиозная. Принцип этой магии - вещи, которые однажды пришли в соприкосновение друг с другом, продолжают взаимодействовать и после прекращения контакта. А потому можно совершить некоторые действия по отношению к некоей вещи, то ли бывшей частью человека (например, его остриженные ногти или волосы), то ли принадлежавшей ему. Тем самым будет оказано воздействие на самого человека. Довольно широко применяется это во вредоносной магии. Обычно изготавливается фигурка человека из воска, глины или еще чего-нибудь. В нее вкладывают какие-то принадлежащие объекту воздействия вещи: волосы, ногти, зубы, может быть, кусочек ткани одежды. И эту фигурку протыкают в том или ином месте для нанесения урона тому или другому органу тела. Но не только для причинения вреда, а и в других сферах деятельности этот тип магии находит применение. Так в племени ку-ку-ку-ку сын поедает мозг умершего отца с тем, чтобы мудрость и духовная сила последнего передалась ему. Этот тип магии стал основой для большого количества табу. Табу - (полинезейское) нельзя. Просто запрет, смысл которого часто непонятен. Но если рассмотреть его в контексте магии, в особенности, контагиозной, то многое становится понятным. Например, пищевые ограничения. На Мадагаскаре воины не едят мясо дикобраза, полагая, что могут стать боязливыми как это животное. Или если съесть погибшего в битве петуха, то и самому возможно придется погибнуть в битве. Существует большое количество запретов во время разнообразной деятельности. Например, при рытье ямы во время загонной охоты, нельзя чесаться (иначе яма развалится), плевать (добыча отвернется от ямы), смеяться (осядут стенки), и т. д. Есть запреты на некоторые виды деятельности женщин во время военных или охотничьих походов мужчин. Например, нельзя прясть, так как добыча будет вертеться как веретено. Распространены запреты на прикосновения к определенным людям-магам, родственникам определенной степени родства, вождям и т. д. В конечном итоге, табу были сориентированы на защиту социально-значимых форм жизнедеятельности общества. Табу воспринималось довольно специфично, во всяком случае его нарушение (обычно случайное или по незнанию) поражало нарушителя таким ужасом, что часто становилось причиной смерти.


Третий вид магических процедур "может быть назван проективной магией". Этот тип магии описан как широко практикуемый в жизни австралийских аборигенов. Смысл данной магии в том, что исполнитель ритуала насылает желаемый результат на свою жертву, без использования чего-либо ранее этой жертве принадлежащего, или того, что ее изображает. Действие здесь носит совершенно символический характер и обозначается как "указание или указание костью". Используется как вредоносная магия. Обычно она становится причиной, по мнению дикарей, внезапной болезни или смерти человека.


Одной из наиболее полных типологий колдовских обрядов является классификация, разработанная крупным советским этнографом и религиоведом С. А. Токаревым в его известной работе. Сущность и происхождение магии. Он предложил различать магические ритуалы по степени сложности, по направленности магического акта, по технике действия по сфере применения по целям, которые данный ритуал преследует. В зависимости от общей направленности магического действа С. А. Токарев различает две группы магии: агрессивные или протрептические; защитные, оборонительные, или профилактические. Если первые своей целью имеют перенесение тем или иным способом магической силы на объект, то вторые имеют обратную цель: отстранить, отогнать вредные магические влияния, защититься от их действия. В составе этих двух крупных магических направлений ученый выделяет типы магии, которые отличаются друг от друга по технике передачи магической силы или защиты от нее. Протрептическая магия. Здесь простейшим способом передачи магической силы будет непосредственный контакт, соприкосновение источника, носителя этой сверхъестественной силы с объектом, на который направлено колдовство. При этом носитель магической силы бывает различным это и неодушевленный предмет амулет, талисман, и человек, например, сам колдун и т. п. Характер контакта также может быть различным ношение амулета, принятие колдовского снадобья внутрь или обтирание им тела, прикосновение руки волшебника и т. д. Этот вид протрептической магии называется контактной магией. Более сложным с психологической точки зрения является, так называемая, инициальная начинательная, трансмиссионная, инцепционная магия. Суть се остается, как и в предыдущем типе, той же магическое действие направлено на сам объект колдовства. Однако ввиду недосягаемости этого объекта, например вследствие дальности расстояния, производится только начало желаемого действия, а само же его окончание и появление ожидаемого результата возлагается на магическую силу. Так, австралийские колдуны имели специальный магический снаряд, посредством которого они практиковали этот тип колдовства. Это была костяная палочка с заостренным концом. К ней привязывался шнурок, конец которого закапывался в землю. Саму же заостренную кость направляли в сторону врага с одновременным произнесением заклинания, полагая при этом, что острие кости высосет из тела жертвы кровь и та через шнурок уйдет в землю. В отличие от этих двух видов магии, в которых магическая сила действует непосредственно на объект колдовства хотя бы и находящийся на расстоянии, следующие два вида протрептической магии характеризуются тем, что в них действие сверхъестественной силы направляется не непосредственно на объект, а на его заместителя, и только через него на сам объект волшебства. В качестве заместителя может быть какая-нибудь часть объекта колдовства отрезанные волосы, обрезки ногтей, испражнения, слюна и т. п. или же просто предмет, побывавший с ним в контакте остатки пищи, часть одежды, след ноги и т. п Этот тип магии называется парциальной контагиозной магией, основанной на вере, что часть замещает целое. Отгоняющая апотрепеическая магия. Ее суть сводится к желанию отогнать, отпугнуть враждебные силы и влияния. Для этого носят амулеты, талисманы, обереги применяют различные жесты, звуки звон металла, стрельба, огонь, дым, магические круги и линии, плевки, дутье и т. д. Сюда же относятся действия, имеющие своей целью уклониться от контакта с враждебными силами, спрятаться от них ритуальное закрывание головы, лица, избежание нечистых мест и т. п. Другой разновидностью профилактической магии являются обряды и ритуалы очищения от воображаемых злых влияний, проникших в тело человека, его жилище, скот и т. д. Очищения достигают разными приемами и способами посредством ритуального омовения, окуривания, поста, употребления снадобий, кровопускания и т. д. Эта магия зовется катартической. Независимо от классификации по технике действия магических обрядов согласно которой устанавливается шесть основных типов магии, последние могут быть различаемы и по положительному или отрицательному характеру своих рецептов. Здесь выделяется магия положительная, которая предписывает, что необходимо делать чтобы получить желаемый результат, и магия отрицательная табу, которая указывает, чего нельзя делать, чтобы не получить нежелательные последствия и результаты.


Магия «срабатывает» не всегда? Конечно! Но ведь, то, же самое можно сказать и о «рациональных» действиях. Наконечник может сломаться в процессе изготовления, а охота далеко не всегда бывает удачной. К тому же некоторые магические приемы оказывались исключительно эффективными. По свидетельствам этнографов-европейцев, в той же Австралии наведенная «кость смерти» разила свою жертву без промаха — вернее бумеранга или копья.


Важнейшее значение имели групповые действия, необходимые всему племени, в первую очередь связанные с обрядами перехода (роды, инициация, свадьба, похороны) и охотой. Например, покойник в магических дорелигиозных представлениях древних - это "живой мертвец", у него те же потребности, что и у неумерших людей - в еде, сне и пр. Чтобы предотвратить возвращение мертвеца, требовалось снабдить его всем необходимым. В Померании после погребения оставляли у могилы солому, служившую покойнику для отдыха. Многие народы вместе с мертвецами хоронили пищу и питьё. До сих пор повсеместно распространен обычай оставлять на могиле съестные припасы. В африканских племенах Конго ежемесячно через специальное отверстие ко рту покойника доставлялось его питание. В разных уголках мира существовало поверье, что в определенные дни в году мертвецы собираются к своим прежним жилищам. В эти дни, а также в поминальные дни после смерти устраивались тризны, преследовавшие цель умилостивить покойников. Устраивалось как бы совместное пиршество живых и умерших.


Если рассматривать магические обряды охоты, то можно отметить, что первобытные люди, считают некоторые ученые, сохраняя медвежьи черепа и кости, надеялись, что это даст возможность убитым животным вернуться к жизни и тем самым умножит число этих животных. Многие рисунки, найденные в пещерах, носят следы от метания в них настоящих копий и дротиков. Рисунков так много, что местами они наползают друг на друга. Зачем первобытные люди рисовали животных, на которых они охотились, в столь неудобных, плохо освещенных, часто труднодоступных местах - пещерах, их отдаленных коридорах и проходах? Зачем после окончания своей работы они не наслаждались ее лицезрением, а разрушали - метали в нее копья и дротики? Ответить на эти вопросы помогают этнографические наблюдения за народами, еще в XIX - XX веках сохранившими первобытный уклад жизни. Известно, что австралийские аборигены перед началом охоты исполняли специальный обряд и рисовали на песке фигуру кенгуру и во время ритуального танца вонзали в изображенное животное свои боевые копья. При этом они полагали, что, попав в рисунок животного, попадут и в само животное во время охоты. Очевидно, так же полагал и первобытный человек.




Довольно труден вопрос о том как, собственно, действует магический ритуал. Или, проще говоря, сам ли человек путем магических действий, напевов, заговоров добивается предполагаемого изменения в природе, или действия человека только активизируют природные силы, а те уже сами, двигаясь в заданном направлении, достигают нужного человеку результата. Тогда получается, что эти природные силы существуют независимо от вызвавшего их к жизни человека, и что они значительно больше его самого, и над ними он не имеет полной власти. В таком случае для человека есть прямая необходимость соблюдения некоторых охранных процедур. По наличию такого рода охранных процедур, наверное, и можно было бы судить о том, какова роль человека, совершающего магический ритуал в достижении предполагаемого результата. В литературе существуют разные мнения на этот счет. Так А. П. Элкин полагает, что дикарь понимает, что не собственными силами он добивается нужного ему результата, а только спровоцировав природные магические силы на необходимое действие. В особенности это касается черной, то есть вредоносной, магии. Дикари, по его мнению, опасаются, что в результате неправильного действия, силы, которые они будят своими действиями, могут обернуться против них самих. Он же приводит пример, когда два этнографа уговорили старика показать, как пользуются специальными палочками для нанесения вреда. Старик бросил палочки, но потом сильно испугался и стал говорить, что часть злой магической силы вошла в его голову. И это беспокойство было вызвано тем, что не он сам сделал эту палочку, не он совершил напев над ней, и не знал, что за магическая сила в ней содержится. Потому такого рода действия могут выполняться только специально подготовленными людьми. Б. Малиновский, напротив, настаивает на том, что "магическая сила не растворена в универсуме бытия, не присуща чему бы то ни было вне человека. Магия - это специфическая и уникальная власть, которая принадлежит только человеку и обнаруживает себя только в магическом искусстве, изливается человеческим голосом и передается волшебной силой обряда''. И даже указание на то, что по верованиям туземцев Меланезии испорченное колдовство остается в брюхе мага, или, что волшебная сила может сосредоточиться в гортани, и тому подобное, трактуется им как чисто человеческая способность и действие. Она никогда - утверждает Б. Малиновский - не считалась в первобытной культуре природной силой, а "магия не только является существенным достоянием человека, но и буквально находится внутри человека в любой момент его жизни, а также может передаваться только от человека к человеку по строгим правилам посвящения в таинство, наследования и инструкции". Древние люди верили, что за каждым событием в природе стоит чей-то интерес. Что бы ни произошло, всегда это происходит скорее зачем-то, а не почему. Идея безличной закономерности, на этом этапе развития человеческого сообщества, по-видимому, ему недоступна. В целом действия (колдовские, магические) становятся моментом обработки жизни людей, обработки самого человека, оформления первично-человеческого в нем. Они задают как бы направление для будущего развития ценностных систем. Все это, на мой взгляд, кажется еще не вполне определенным в плане очеловечивания человека. Например, с верой в магическую силу жизни и был связан первобытный каннибализм. Скажем папуасы, верили, что плоть и кровь человека хранят в себе ману - высшую жизненную силу, которая может увеличивать мужество. И если они убивали миссионера, то потому, что нуждались в его мане, так как им угрожали враги. Иногда каннибализм объясняют и желанием спасти душу умершего, переселить ее в души, съевших его. Где уж тут связь с культурой в ее аксиологической трактовке? Всякие касающиеся человека закономерные и целенаправленные явления мира, всякие явления, имеющие неизвестную, но несомненную причину, мыслились и чувствовались как вызванные разумной волей. На опыте наблюдать связь между причиной и следствием человек мог, в сущности, почти исключительно в пределах своей собственной деятельности, а потому причину чувственно представлял себе как акт воли. Тем самым за всяким явлением мира мыслилось разумное движущее им существо, которое следует умилостивлять в свою пользу. Это существо, или божество, мыслилось не духовным (ибо нематериальный дух — это тоже абстракция, для словесного выражения которой, а следовательно, и для воображения которой не было средств), а материальным. Оно могло отличаться от человека могуществом, злобностью — чем угодно, но не духовностью. Свои действия первобытный человек осмысляет так же чувственно-ассоциативно, а не абстрактно-логически, как явления мира. Некоторые практические действия (например, технические трудовые приемы) он при этом осмысляет хотя и ассоциативно, но вполне правильно, так как действие здесь очевидно зависит от зримо проявляемой человеческой воли. Леви-Брюля выразил мысль о концепции «первобытного синкретизма», которая с конца семидесятых годов стало все шире распространяться и в отечественной науке — во всяком случае, среди исследователей, для которых наука значила более, чем атеистическая пропаганда. Синкретизм — это слитность, нерасчлененность в сознании и поведении нескольких различных начал — рационального, иррационального и эстетического (к тому же окрашенная глубоким эмоциональным переживанием!). Сейчас, говоря о собственной жизни, мы выделяем те или иные факторы — социальный, религиозный, эстетический, утилитарный, моральный и проч. Однако в первобытности все это выступало как единое целое. Именно так — не механическая смесь всех этих форм в их зачаточном состоянии, а их единство, иное качество!


Так или иначе, следует понять: в архаических обществах люди смотрели на мир по-иному. «Сверхъестественное» и «естественное», «видимое» и «невидимое» были для них нераздельны и одинаково реальны. Закон противоречия почти не действовал, ибо прошлое казалось таким же неотделимым от настоящего, как человек был неотделим от своих предков и потомков. И сам этот «первобытный» человек, и весь его коллектив были связаны с местом, где они жили, с населяющими его зверями и птицами (а также всевозможными духами!) — великим множеством уз. Эти последние сплетали людей и природу, естественное и сверхъестественное в единое, неделимое целое.


Действительные корни первобытной веры в магию следует искать в материальных и общественных условиях их жизни. Первобытное состояние человечества иногда изображается полным блаженства, когда люди как баловни природы получали от нее в виде даров все необходимое для жизни. Но о трудностях первобытных людей, о суровых, подчас трагических условиях их жизни красноречиво говорят следующие цифры: почти 50 неандертальцев не доживали до своего двадцатилетия. У кроманьонца средняя продолжительность жизни не превышала 20 лет. В наиболее тяжелом положении оказывались женщины и дети. 38 неандертальцев умирало, не достигнув и 11 лет, почти никто из женщин не доживал до 25 лет. У питекантропов и синантропов смертность была еще выше: 68 синантропов не достигало и 14 лет. Эти данные были получены учеными при изучении костных останков первобытных людей. Высокий уровень смертности чаще всего был результатом частых голодовок, смертельных ранений в ходе охоты на крупных животных, что было закономерным и естественным в силу неразвитости первобытных производительных сил, бедности и слабости первобытной техники. У людей той эпохи были лишь простейшие орудия труда, сделанные из камня, кости, дерева. Они были грубы и не могли обеспечить постоянные источники питания.


Средства к существованию древнейшие люди добывали охотой, рыбной ловлей, собирательством. Однако первобытный охотник, несмотря на все свое умение и искусство, часто оставался без добычи, а рыболов без рыбы зверь исчезал из леса, рыба покидала реки. Растительную же пищу можно было добывать лишь в определенные месяцы года. Трудовая деятельность первобытных людей, все усилия наших далеких предков, имевшие своей целью обеспечить себя и своих близких средствами к существованию, нередко заканчивались безрезультатно. Это вызывало у них состояние неуверенности в своих силах, неуверенности в будущем. Отсутствие реальных средств, гарантирующих надежные и постоянные результаты производственной деятельности, и явились основными причинами того, что человек каменного века обратился к поискам иррациональных средств практического воздействия на природу. Подобными средствами и явились магические ритуалы и обряды. Так экономическая неразвитость, слабость первобытного человечества, выразившаяся в практическом бессилии человека перед природой, и явилась тем социальным фоном, на котором выросла вера в магию. Первобытные люди были убеждены, что посредством исполнения магических обрядов они вступают в контакт со сверхъестественной силой, могущей защитить их от стихий природы, от всех злых сил и существ, помочь в достижении той или иной практической цели, которую они не в состоянии достичь посредством реальных приемов и средств. Конкретные формы колдовства создавались каждым родом, племенем, общиной самостоятельно, результатом чего явилось бесчисленное многообразие магических ритуалов и обрядов. Ученые описали и систематизировали буквально тысячи колдовских ритуалов и верований, бытовавших у разных народов в разные времена. Исследователи открыли пещерные рисунки, называемые вонджина, у туземцев северо-западной Австралии. Чтобы был хороший дождь, хороший урожай, много скота. Для этого туземцы рисовали под вонджина то, что им было нужно. Отправляясь на поиски пищи, на охоту, люди первобытной общины не были уверены в успехе. Ведь не раз, даже подраненный, зверь убегал от них. Человек пытался внушить животному, что именно он ждет от него. Он перевоплощался в будущую добычу, надевал маску зверя, подражал его повадкам, поведению, которые знал превосходно. Охотники собирались в потайном месте, наряжались, устраивали магические пляски, церемонии, настигая добычу и убивая ее. В нарисованный контур животного летели дротики, стрелы. Очевидно, без таких вот священнодействий племя не рисковало начинать охоту. Очевидно, и другое весь обряд в мельчайших подробностях передавался следующему поколению как самое ценное достояние. Так же как процедура охотничьего колдовства, из рода в род переходили амулеты и талисманы.


В качестве заключения




Всё, что попадало в поле зрения древнего человека, наполнялось магическим смыслом. И любое важное, значимое для рода (или племени) действие сопровождалось магическим ритуалом. Ритуалы сопровождали и изготовление обычных, повседневных предметов, например глиняной посуды. Такой порядок прослеживается и у народов Океании и Америки, и у древних земледельцев центральной Европы. А на островах Океании изготовление лодок превращалось в настоящее празднество, сопровождаемое магическими обрядами под предводительством вождя. В нем принимало участие всё взрослое мужское население общины, распевались заклинания и восхваления для долгой службы судна. Похожие, хотя и менее масштабные, обряды существовали у многих народов Евразии. Обряды, заклинания и представления, восходящие к первобытной магии, пережили века. Они прочно вошли в культурное наследие многих народов мира. Магия продолжает существовать и ныне. Я считаю, что мифологические предки, духи, или некая безликая сила и тому подобное были для первобытного человека не менее реальны, чем «естественные» природные процессы и явления — в их сознании также одухотворенные. Или даже, вторые были столь же «ирреальны», как и первые: одно от другого не отделялось. Точно так же не разделялись в сознании первобытного человека и способы, которыми он стремился достичь своих целей (а магия всегда направлена на достижение именно «земных» целей: удача на охоте, смерть врага, исцеление от болезни и т. п.). Более того, человек с архаическим сознанием чаще всего считает, что к желанной цели его приводит именно магический прием сам по себе, а вовсе не какая-то стоящая за ним «потусторонняя сила». Когда австралийские «делатели дождя» разбрызгивают в разные стороны заколдованную воду и машут пучками перьев — они вовсе не обращаются при этом к какому-то «духу дождя»! Они просто уверены в том, что такие их действия должны вызвать дождь — точно так же, как определенные манипуляции с костяной палочкой и куском камня или стекла приводят к появлению наконечника, а определенные действия охотников — к добыче мяса.


Таким образом, в первобытных коллективах то, что мы называем «магией», охватывало все стороны жизни, представляло собой великое разнообразие средств и приемов, но ни по своим задачам, ни на практике, ни в сознании не противопоставлялось в большинстве случаев тому, что мы считаем «рациональной деятельностью». В сущности, магия — это то же «испытание природы», стремление подчинить ее своим целям, что и наука. Можно согласиться с одним из крупнейших исследователей первобытных верований английским ученым Джеймсом Джорджем Фрезером в том, что в основе своей первобытная магия ближе к науке, чем к религии: она также исходит из принципа постоянства действия сил природы, незыблемости причин и следствий, и возможности воздействовать на эти силы в своих интересах. Но, разумеется, в нерасчлененном комплексе первобытного сознания магические действия составляли также неотъемлемую часть действий, которые мы можем называть «религиозными обрядами и ритуалами». Если даже смерть не могла быть естественной. Кто-то умер? Значит, на него «навели порчу», околдовали. Или сам умерший не был достаточно осторожен, не защитился как следует от какой-то враждебной силы.

А.де Бервилль
А.де Дервилль